КТО СПАСЕТ «ЗОЛОТОНОСНУЮ РЕКУ»?


     Одна из крупнейших рек Узбекистана Зарафшан стоит на пороге экологической катастрофы. К необратимым последствиям ведут не природные катаклизмы, а алчность и безответственное отношение человека к природе, которые так отчетливо проявляются на самаркандском отрезке древнейшей водной артерии.
  Зарафшан третья, после Сырдарьи и Амударьи, по протяженности река Узбекистана. О ней упоминается в священной книге зороастрийцев «Авесте». Название реки буквально означает «золотоносная». Однако в XXI веке древнейшая водная артерия за свою многовековую историю переживает не лучшие времена. Из-за глобального потепления и сокращения ледников и снежных «шапок»  на Зарафшанском хребте, питающем реку, в последние годы ее русло сильно обмелело. Но к катастрофе водную артерию могут привести не природные катаклизмы, а алчность и безответственное отношение человека к природе.
    - Вот уже много лет реке Зарафшан, в частности ее правому рукаву Карадарье грозит экологическая катастрофа, - говорит житель Самарканда Мухитдин Болиев.- В результате бесконтрольного выкапывания щебня и песка, искажается ландшафт русла. Искусственное углубление ложа реки привело к тому, что стали высыхать колодцы жителей близлежащих домов. Природные ресурсы вывозятся сотнями грузовых машин. Усугубляет ситуацию и то, что на прибрежные зоны выгружают бытовой и строительный мусор. Все это чревато экологической катастрофой.

  Вдоль реки раскинулась территория Зарафшанского Национального парка. В заповедной зоне обитают уникальные животные, произрастают ценные растения. Многие представители флоры и фауны внесены в Красную книгу Узбекистана. Нарушение естественного водного баланса негативно сказывается и на экологии заповедника.
    - Наша заповедная зона создана с целью сохранения последнего участка тугайного леса в долине реки Зарафшан и является единственной в Самаркандской области охраняемой природной территорией высокого статуса - говорит старший научный сотрудник Зарафшанского Национального парка, кандидат биологических наук Наталья Мармазинская.- Ее граница проходит по центру русла реки Зарафшан. Забор песка и гравия осуществляются якобы с целью очищения русла и предотвращения селевых потоков. В течение многолетней истории Зарафшанского национального природного парка ни разу не наблюдалось катастрофическое затопление и размыв берегов потоками воды. 

 Наоборот, если до середины 1950-х годов прошлого столетия во время паводка, река затопляла большие участки тугайного леса, что было естественно и благоприятно сказывалось на возобновлении растительности и стабильного существования экосистемы. В настоящее время из-за несанкционированных работ по забору песка и гравия уже нарушен гидрологический режим реки. В результате в течение многих лет не наблюдается естественное паводковое затопление тугайного леса и происходит усыхание растительности на территории национального парка, в том числе редких деревьев и кустарников, тем самым нарушается кормовая база птиц и животных. Из-за использования спецтехники русло истерзано, оно в огромных ямах. Говорить о внимании и сохранении реки абсолютно неуместно. Идет ее беспощадная коммерческая эксплуатация с целью извлечения максимальной прибыли. 
     - Помимо карьера, на берегу Зарафшана напротив национального парка работают несколько заводов по дроблению гравия, создающие неприемлемый для животных шум, - продолжила Наталья Мармазинская.-  В атмосферу выбрасываются выхлопные газы грузовых автомобилей и строительных агрегатов. Последствия такого прессинга на природу губительны и могут стать необратимыми.
  Администрация Зарафшанского Национального парка неоднократно обращалась с письменными заявлениями  в ответственные инстанции с требованием прекратить добычу  в русле реки, однако, воз и поныне там. 
   - В   первом квартале текущего года в результате рейдов были установлены 22 факта нарушения природоохранного законодательства  в районе реки Зарафшан, - говорит ведущий специалист Самаркандского областного управления по экологии и охране окружающей среды Санжар Садуллаев.-  На виновных наложены штрафы в более чем 62 миллиона сумов. В настоящее время с привлечением спецтехники осуществляется ликвидация незаконных мусорных свалок на охраняемых прибрежных зонах реки Карадарья. 

  Еще несколько лет назад в руслах Карадарьи и Акдарьи, являющихся рукавами реки Зарафшан, было 5-6- карьеров по добыче щебня. Сегодня копают практически на каждом шагу. Кто-то имеет официальное разрешение, кто-то промышляет незаконно. Это дело прибыльное. Например, есть сведения, что стоимость щебня объемом в один самосвал большой тоннажности в сезон строительных работ в частном секторе превышает один миллион сумов. В период повышенного спроса опытные «копатели» могут совершать по несколько  «ходок» в день. А когда спрос на такой материал снижается, его цена колеблется   в пределах  300- 500 тысяч сумов в зависимости от дальности маршрута.
   Как с использованием экскаваторов и самосвалов выбирают песок и щебень со дна реки Зарафшан можно наблюдать на протяжении всей пролегающей вдоль водной артерии автотрассы. Почему это не видят представители государственных органов власти, прокуратуры? И главный вопрос: почему  интересы личной наживы, стоят выше, чем вопросы экологической безопасности? Кто остановит процессы, убивающие  хрупкую  экологическую ауру древнего города?
   Эта проблема остро стоит не только в Самаркандском регионе. В сентябре 2017   года  Президент Шавкат Мирзиёев подписал постановление  «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы охраны водных объектов». Документ направлен на прекращение участившихся случаев неконтролируемой добычи песчано-гравийных материалов, осуществляемой под видом проведения работ по расчистке русел рек, озер, водохранилищ, каналов, коллекторов и других водных объектов, а также укреплению их берегов.
    В документе отмечается, что такая деятельность приводит к истощению поверхностных и подземных вод, заболачиванию и загрязнению водоохранных зон, разрушению их берегов, систем орошения, объектов транспортной и гидротехнической инфраструктуры, а также снижению эффективности мероприятий по предотвращению чрезвычайных ситуаций.
      В заключении хотелось бы привести следующие сведения о реке Зарафшан. На подходе к Самарканду водная артерия разделяется на два рукава - Карадарью и Акдарью. Спустя  примерно сто километров  они вновь сливаются в единый поток. Таким образом, в междуречье  на территории Самаркандской области много веков назад сформировался остров Миенколь. Эта территория считается наиболее плодородной именно благодаря тому, что его обрамляют две водные артерии. Природа подарила самаркандской земле уникальную самобытность, которая планомерно уничтожается на глазах. 
Ринат АБДУЛЬМАНОВ,
«Народное слово»

Подписывайтесь на нашу страницу в FB:

https://www.facebook.com/Samturuz-275308890017387/?modal=admin_todo_tour



Комментарии (1)

    Наталья Мармазинская 22 апреля 2020 17:55

    Проблема изъятия песка и гравия из русла реки Зарафшан многолетняя. К сожалению, ни областной хокимият, ни областная госкомэкология, ни прокуратура не решают эту проблему. Это показали много лет безрезультатных обращений в выше перечисленные инстанции, публикации в СМИ. Ее можно решить только обратившись напрямую к Президенту Республики Узбекистан. Работа карьеров нарушает следующие законы и постановления: 
    ● Закон Республики Узбекистан О воде и водопользовании, 
    ●  Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан  №174 от 7 апреля 1992 "Положение о водоохранных зонах водохранилищ и других водоемов, рек, магистральных каналов и коллекторов, а также источников питьевого и бытового водоснабжения, лечебного и культурно-оздоровительного назначения в Республике Узбекистан",
     ●   Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан  №401 от 4.10.2001 г. «Об улучшении экологической и санитарно-эпидемиологичекой обстановки в бассейне реки Зарафшан»,
     ●   Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан  №303   от 26.08.2002 г. «Об установлении водоохраной зоны и прибрежной полосы реки Зарафшан в Самаркандской, Навоийской и Бухарской областях»,
    ● Постановление Президента РУз от 25 сентября 2017 г. «О дальнейшем совершенствовании системы охраны водных объектов».
    Карьер, работающий на границе с Зарафшанским национальным природным парком и, зачастую, на его территории также нарушает следующие законы: ● Закон Республики Узбекистан Об охраняемых природных территориях,
    ● Закон Республики Узбекистан Об охране природы, 
    ● Закон Республики Узбекистан Об охране и использовании растительного мира, 
    ● Закон Республики Узбекистан  Об охране и использовании животного мира. 
    Под угрозой находится экосистема последнего, сохранившегося в долине реки Зарафшан тугайного леса со всем комплексом растительного и животного мира (работающий карьер загрязняет воздух, воду и почвы, имеет очень сильный пылевой и шумовой эффект; нарушает все экологические связи между растениями и животными; разрушает среду обитания растений и животных; нарушает поведение животных (в частности, животные не могут спокойно выйти к реке для водопоя, околоводные птицы не могут гнездится на берегу и островах реки; исчезли рыбы, в т.ч. два вида рыб, занесенных в Красную книгу РУз; есть много других примеров) . Тугайные леса включены в список Всемирного фонда дикой природы (WWF) Глобально угрожаемых экосистем, требующих срочных мер для сохранения. Также под угрозой находится уникальная, восстановленная в процессе многолетней работы ученых Узбекистана и Международных природоохранных фондов, популяция бухарского оленя. Популяция включена в списки WWF и Международной (Боннской) конвенции по сохранению мигрирующих видов диких животных (CMS). Ее сокращение или исчезновение может привести к международному резонансу.

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив